?

Log in

No account? Create an account
Brungilda's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in Brungilda's LiveJournal:

[ << Previous 20 ]
Friday, December 27th, 2013
2:09 am
Остров-вулкан и идеальная рыба

Сюрреалистическое утро у острова-вулкана. Море сонно вздыхает мокрым телом. Яхта колышется на нем внутри огромной раковины, где небо и море текут друг в друга как отражения в перламутре. Горизонттолько оптическая иллюзия, в которой кисель из воды и воздуха становится густо синим. Лодки парят в условном пространстве, замешанном на жемчужной пудре.

Read more...Collapse )

Friday, November 15th, 2013
1:48 am
Дни третий и тринадцатый: остров Салина

Блаженное утро на яхте, в заливе у одного из островов, благословленных Эолом. Качаюсь, распластавшись, в носовой каюте - в треугольной кровати на уровне ватерлинии. Море чавкает рядом с ухом и мокро скребется о борт. Колкие солнечные блики мельтешат на тесных изгибах стен. За дверью – сонные разговоры и шипение кофе: команда уже выползла в новый светлый день. На завтрак – еще один ремикс яичницы: прожорливость этих парней вселяет трепет, но я люблю относиться к кулинарии как к творчеству. (И ревностно властвую на кухне!) Потом команда жует бок-о-бок в кокпите, перебрасывается вальяжными шутками и подставляет мятые лица осеннему итальянскому солнцу. В глазах – похмелье и одухотворение. Вчера мы пришли на этот остров после дневного перехода и успели троекратно отрефлексировать на происходящую реальность и друг на друга - в разных комбинациях социальных связей. Программу по страстям наша компания выполняет изо всей дури, и я, конечно, в авангарде этого движения

Read more...Collapse )

Салина - сладко-соленое имя островного рая. Средиземноморская глухомань, ведущая свою жизнь в равнодушии к суете, определенным достоинством природы. Люди здесь пропитаны теплыми солеными ветрами. Их быт виноделов и рыбаков прост, но элегантен. А природа меланхолична и – этим - прекрасна.

Мы ночуем в марине главной деревни острова: в заливе под зеленой горой, укрытом  волнорезом из вулканического камня. Его высокая черная дуга - как музыкальная запись: граненый туф в ритме белых арок и кованых фонарей, похожих на ноты. Дальше вдоль берега – флот порта Санта Марина: два моторных катера, четыре карамельные рыбацкие лодки из раскрашенных деревяшек, один жирный контейнеровоз с разинутой пустой утробой и суетливая «ракета» на подводных крыльях, которая носится между Липарскими островами как пригородная электричка. Под мостом на набережной – мастерская по починке сетей и корзин для крабов. А сверхудорогой рыбный ресторан с открыточным видом из серии Isole Eolie: низкие белые балконы, синий кафель и растения, сплетающие царство из листьев и цветов.

Весь день бродим по мощеным улицам деревни, ползущим из ущелья бухты в горы. Поперечные проулки шириной в скутер свысока распахнуты к морю. Этот синий свет, вспыхивающий в узком проломе охристых и белых стен – как видение в моих московских ночах. На окраине дома заканчиваются, растворяясь в зелени. Дальше – покосившиеся огороды с ящерицами, сгнившим виноградом и зелеными апельсинами. Где-то внизу, в море – действующие древнеримские термы, а наверху – старинное кладбище. Почтенное собрание семейных склепов с ангелицами, драматично страдающих в чашах на львиных лапах. Далекие даты жизни поросли мхом. Имена, высеченные в мраморе, вышли из моды. А на ржавых фотографиях – бородатые мужчины и женщины в платьях с манишками. В отсутствие телесной оболочки их лица потеряли свой смысл и опустели, но белые глаза смотрят вдаль почти высокомерно.

А вечером Салина выдавала специальное шоу – аномально-прекрасный закат цвета «розовый шок». Море и небо медленно взрывались в световом представлении, а мы – обессилевшие от собственной реакции на жизнь – сидели в партере этого театра: на парапете волнореза, в ряд, как городские птицы, созерцающие сумерки на электропроводах. И каждый увидел свой собственный спектакль…

Потом мы опять бродили по набережной, опять выясняли отношения, опять пили и смеялись, и опять расползлись в ночи по лодкам и отдельным каютам. А утром, «как новенькие», собрались и ушли в суточный переход на южное побережье материковой Италии. Но заключительная стоянка на обратном пути тоже была здесь, и это было приятно, как возвращение на любимую дачу после командировки на нефтегазовые буровые. Такая бытовая ерунда, как нормальная душевая, приобретает особую ценность, когда неделями слоняешься в море по полудиким островам.

В этот раз мы разнообразили досуг, обнаружив в местной прокатной лавке фантастический транспорт.  Мinicycle - дитя взаимных фантазий велосипеда «Львенок», мотороллера и машины smart. Это – яйцеобразная рама из алюминия, снабженная примитивным мотором, 4-мя разнокалиберными колесами и мятой крышей из банера. На этих маленьких чудовищах, гремя, скрипя и подпрыгивая, мы отправились на край местной географии – в деревню Поллара, где заканчивается единственное шоссе Салины.

Остров Салина - два остывающих вулкана. Древние греки так и называли этот остров: didyme – «близнецы». Так получилось, что на одной горе живут – редкими поселениями - люди, на другой – в основном – звери. Там – заповедник: пахучий средиземноморский лес, прицепившийся к склону, согретому и изнутри, и снаружи. В лесу – сосны, кактусы, эвкалипты и лаванда. А в них – птицы, лисы и сурки. Дорога разрезает остров пополам и разделяет многочисленную фауну от немногочисленных жителей. По горному серпантину мы несемся вдоль деревень с музыкальными названиями и плантаций винограда «мальвазия», из которого делают главный местный бренд - сладкое ликерное вино. Когда-то на Руси им причащали. Виноградники стекают по склонам острова к морю террасами - как ступени Колизея. На каждом вираже «минициклы» стремятся завалиться на бок. И каждый раз, когда мы выпрыгиваем из-за скалы, во весь горизонт разливается море.

Скатившись по серпантину в деревню, мы тарахтим по ней насквозь, пугая пожилых туристов, оставляем свой автопарк, спускаемся пешком по ступеням из камня и попадаем «в то самое место». Ландшафт этого места произвел на меня какое-то магическое действие.

Поллараместо, которое производит странное впечатление. Пустынный каменный пляж в ландшафте, сложенном разной горной породой и морем, одинаково магическим. Слева – солидные черные скалы, обнаженные к морю высокими слоистыми срезами, справа мягкий желтый песчаник, в котором ветер выточил сталагмиты и «грибы», а природа посадила кактусы. Море, зажатое между скалами, беснуется и - с равным рвением - грызет подошвы и каменных гор, и песочного «детского городка». Волны взбиваются в пену, и в этом необъяснимом упорстве есть такая сила, от которой сначала страшно, а потом спокойно, как в церкви. Люди в этом храме природы тоже делали свои поделки: за нашими спинами – несколько пещер, выложенных камнем и закрытых решетками. Когда-то давно здесь, наверное, были склады. А теперь опять – только скалы и море

К вечеру на улицах деревни становится людно и болтливо. Лавки открылись после сиесты, и около каждой – эолийцы с расслабленными улыбками. Они приветствуют друга друга и нас - тоже: Sera! В продуктовом магазине типичный украинский парень Вася продает нам пасту из артишоков и, конечно, несколько бутылок «мальвазии». А потом везет нас в марину на очередном поцарапанном драндулете. Бесплатная доставка до яхты вместе с продуктами - приятная услуга в таких местах (И она, кстати, быстро балует!)

В темноте сидим на главной площади Санта Марины: круглая мостовая перед церковью 18 века, окруженная скамейками и пальмами, у самого берега моря. Днем на скамейках заседают местные старики, а по ночам – мы. По вечерам на эту площадь выставляют столики - открывается кафе «Попугайо». Не слишком молодые, но крайне элегантные эолийцы пьют и смеются под Prince и Shade. Хозяин заведения – импозантный итальянец Джулио. Днем он разгуливает по улицам с рыжим спаниелем и букетом алых роз, а по вечерам принимает гостей за столиками своего кафе под стенами церкви. Мы выпиваем на лавке и слушаем их музыку. За спиной плещет темное море.

В ночи окна дома, пристроенного к церкви, загораются, и мы наблюдаем семейные сцены из жизни молодых итальянцев. Они громко разговаривают и гремят посудой, но в какой-то момент женщина с ребенком на руках встает в сияющем проеме окна и замирает. Эти фигуры в доме, прилепленном к стене спящего храма – как современная мадонна с младенцем. Говорила же, что рай

Tuesday, October 22nd, 2013
5:23 pm
Морское путешествие: День первый
        Долгое утро на балконе отеля в центре сицилийской столицы. Улица Витторио Эммануэле – как улица Ленина: есть в Риме, Милане, Неаполе, и здесь – в Катании, далеком безалаберном городе, покрытом ржавой патиной.
        Слезы, медитация, смс-ки, радио-рассказ о Будде, танцы, душ, сигареты, красная помада. В перерывах между этими делами я висну на перилах балкона и пропитываюсь жизнью вокруг. Во все стороны на просвет – этрусское зодчество и купола. Тесная итальянская улица, набитая маленькими машинами и гигантскими расписными автобусами. Тротуары – в два камня: пешеходы общаются с водителями «в лоб». Группа туристов облепила исторический фонтан на площади под окном. Группа спортсменов беспорядочно бежит по проезжей части, перемешиваясь с автомобилями. У ворот нашего особняка – группа молодых сицилийцев: ведут ленивые разговоры о хитром бизнесе. Так в Москве проводят дни кавказцы, собираясь на углу своих владений – череды ларьков около метро. В храме напротив туда-сюда таскают корзины с белыми лилиями. А потом бьют колокола, и я опять заливаюсь слезами. От невыносимого количества жизни вокруг, которую невозможно пережить, потому что невозможно пустить внутрь себя. Там мало места. Я – еще во «вчера», в столице другого острова, на Мальте.
        Сутки накануне – череда событий, где каждое следующее подчеркивало абсурдность предыдущего и оправдывало слово trip, резво брошенное в электронном анонсе этого путешествия.
        На долгую стыковку в столице Мальты мы – я и 5 молодых и прекрасных (каждый – по своему) мужчин – вылезли из самолета уже "во хмелю": настрой на приключения подразумевает посещение duty free.
        Валетта – светло-желтые стены, окруженные синей водой. Жизнь здесь - запутанная смесь историй: финикийцы, мавры, арабы, евреи, римляне, нормадцы и, наконец, мальтийские рыцари… Улицы – как глубокие шкатулки с разноцветной резной фурнитурой. Вместо задней стенки у них – сияние неба, перемешанного с морем. И – pro-cathedral, в котором есть отдельная скамейка, а на столике перед ней – открытка: «Мы рады, что вы посетили наш собор. Все спрашивают: как перестать беспокоиться, как найти мир в душе и окружающем мире? Наш ответ: молитесь! И верьте…»
        Пройдя насквозь главную улицу как терракотовый разлом, мы вышли к морю. На пляже - огромные валуны, нагретые солнцем, взбивают соленую пену mediterranean. Местное вино, веселые друзья и вид на древние стены крепости: от всего этого невозможно не быть счастливым, невозможно не напиться еще больше, чтобы испытать максимальный восторг. Мы смеялись, пили, ели пасту из тунца и плавали, скатываясь к лестнице в воду по скользким камням. Волны были большими, сильными и теплыми – как наши чувства.
        Потом мы, спотыкаясь и останавливаясь у каждого резного фонаря, вернулись в аэропорт для следующего перелета: мутные взгляды, заплетающиеся языки, постоянно исчезающие из рук документы. На самолет Валетта-Катания моего любимого мужчину не пустили. В романтичный сценарий вмешалась циничная полиция. Я сидела на полу и билась в истерике. Идеальное путешествие не должно было начаться так. Такое случается с кем-то другим, с кем-то, кто что-то не предусмотрел или облажался, но не со мной.
        Я плакала в "рукаве" к самолету, в самолете, в такси по дороге в отель… На ресепшн – девушка, не понимающая ни слова по-английски. Она идентифицировала мою фамилию, но стала роботом в ответ на просьбы об изменении брони. Заселившись кое-как, через скандалы и ультиматумы, мы пошли гулять. Я брела за своими друзьями как наревевшаяся девочка – игрушечный барабан: пустая, бездумная и звонкая. На одной из главных площадей города мы пили пиво в кафе с видом на местный символ: черный базальтовый слон, который стоит на мраморном фонтане и держит на спине громоздкий египетский обелиск, на верхушке которого – шар с крестом. Никакие шизофренические сочетания не выглядят на Сицилии странными. Любой «новодел» здесь быстро становится частью гармонии. Жизнь у моря – другая: она идет медленнее, но проникает глубже. А время, привыкшее к долгой истории, обретает силу инерции. И покрывает пространство так, как зарастают лианами храмы в джунглях.
        …Вернувшись спать, мы не смогли открыть дверь в подъезд отеля. Абсурд продолжался, парни легли спать прямо у крыльца, на каменной кладке внутреннего двора, а я хохотала и не могла остановиться. Глубокой ночью у парадного появился молодой парень, который оказался хозяином всего дома. Он открыл дверь нашими же ключами, но сил удивляться больше не было. В номере мы - бревнами внахлест - повалились на кровати. За окном всю ночь шумели моторы и сигнализации, но нам было все равно.
        Утром был балкон, а потом прибыл трансферный автобус, и мы уехали на север Сицилии, в курортную деревню Портароса, откуда начиналось наше парусное путешествие по Эолийским островам.
Tuesday, August 7th, 2012
11:57 pm
Человек и звезды
В отрочестве я - в периоды душевной смуты - лазала на крышу бабушкино-дедушкиного дома, чтобы смотреть на звездное небо. Кровля была как раз чуть выше уличных фонарей, и ничто не мешало ночному небу. Тогда мне нравилось придумывать, что звезды - это маленькие дырки в темной материи. Если высунуть голову в одну из них, то вокруг станет прекрасный белый Свет. Все будет так сияюще, что - радостно.
Теперь я свисаю с балкона на 19 этаже. Небо - черная муть: дует ветер, слоятся тучи, меняется погода. Завтра будет уже прохладнее. А подо мной - миллион огней. Трамваи в депо стоят. Трубы ТЭС горят ровными красными маяками. Новая Рига светится в горизонт. Кардиоцентр - на месте.  Красногорск смотрит телевизор. МКАД едет. И мне не мешает ничто из этого. Я - НАД звездами. Круто.
Wednesday, June 13th, 2012
4:07 pm
Жизненный опыт VS мудрость
Я много лет изучала науку жизни. Самые изощренные тонкости: об ангеле и дьяволе - в одном флаконе, о вечно голодных волках и самосохраняющихся овцах, о вывертах души - под микроскопом, о социальных картах местности, о возможности невозможного и наоборот, об отличиях страха от злости, о том, что стыд - одна из самых сложных психотравм (казалось бы), о том, что мужчины - с марса, а женщины - с венеры, о том, что "жили долго и счастливо" не бывает, о том, что влюбленность - это кратковременная фигня по сравнению с партнерскими отношениями . Я экспериментировала и с сознанием, и с подсознанием, а еще - с примерно двумя десятками мужчин, одним десятком женщин и несколькими десятками лет собственной жизни. <lj-cut>
Я и до сих пор способна пережить много серьезных потрясений всего лишь за один выходной день. Например, как вчера. 
Но все, кажется, вообще не так заморочено. Для складной личной и общественной жизни нужны те качества, которые всегда опускаются за мелкостью своего масштаба: искреннее человеческое расположение, импатия, добрые слова, прозрачные послания, честные желания, прямые поступки, которые можно объяснить не тезисами и по-умному, а - собственными открытыми желаниями.
Лучшее воспитание детей до 12 лет - это просто тупая и честная любовь к ним. (Я бы добавила еще "уважение", потому что слишком часто встречаю грустные примеры, когда родители относятся к собственным детям как к автомобилю: "вкладываешь - вкладываешь, а все равно барахлит, скотина").
Главное качество женщины - доброта. Не удушающая опека или попирание собственных жизненных ценностей ради другого. А - желание жалеть и способность прощать. 
Отношения - это труд, который состоит из договоренностей друг между другом и - кстати! - с самим собой. И это - не способность ушатать другого аргументами, а - умение осознать собственные желания и донести их до адресата, не расплескав и не смешав с тысячей страхов.
Вообще, собственные желания - это самая закрытая кладовка. Среди хлама, накиданного из социума и детских паттернов, практически невозможно разобрать - чего на самом деле хочется именно мне по-честному?

Вчера я общалась по делу с одной волшебной женщиной. Наша рабочая встреча длилась примерно час, а потом мы 2 часа говорили обо всем другом: о детях богатых людей, об аутентичных российских амбициях, о разнице английского и отечественного образования, о древних школах, устроенных в аббатствах, где воспитывают не волшебников, а - лидеров не государства, так нефтяных концернов. Еще много о чем. Например, о родах в воду и о любви.
Он сказала что-то вроде: "Наше сердце, с детства получая раны, становится черствым. Оно закаляется и покрывается корой. И перестает быть магнитом. Сердце - это любовь. И так людям не хватает любви. Но они ее хотят и на нее претендуют. И они тянут друг из друга любовь: выпрашивают, требуют, покупают, манипулируют, жалуются, плачут, ругаются. Но не получают удовлетворения. Мы не можем ни отдать любовь, ни принять ее. Потому что сердце закрыто."

Господи, какие же мы долбоебы...
Wednesday, February 29th, 2012
2:23 am
Женщины и психология
1. Обида - это невыраженная, неразмещенная, "проглоченная" злость. Read more...Collapse )
2:22 am
кинофильмы
я, наконец-то, после 2-х лет мытарств с модемами, провела в дом быстрый интернет и стала опять смотреть кино.
последние фавориты:
1. Кролик и бык (спасибо, Маша Бездна bestseller!): настоящее кино про настоящую дружбу и - немножечко - про любовь. примитивная до гениальности сценография: и дешево, и эффектно, и душевно. восхитительные герои. смеяться и плакать.
2. woman under the influence (cпасибо, Лена kopyto): Джина Роулендс - оказывается, жена режиссера, но - прекрасная совершенно. а Питер Фальк - это не придурковатый детектив из телевизора, а - шикарный представитель поколения Марчелло Мастрояни, Алена Делона и прочих мужественных драматичных кинокрасавцев 70-х годов. про настоящее безумие, какое случается от тревоги за счастье. почему-то хочется назвать его святым.
3. 13 moons (спасибо, Александр Рокуэлл - за сына Сэма Рокуэлла, которого я обожаю как актера и как мужчину-придурка): пронзительная смесь miss little sunshine (спасибо, Сережа bronepoezd), "Удушья" (спасибо опять, Сэм Рокуэлл) и "Присциллы - королевы пустыни" (про гастроли добрых и душевных трансвеститов в суровой американской глубинке). самые мои любимые фильмы - драмы про людей, у которых в голове и жизни - бардак, а в сердце - свет. психопатия и любовь. в "аризона дримс" все это разрисовано слишком пестро, а здесь - тонко и полутонами.  
Thursday, February 23rd, 2012
7:54 pm
Медуза-Лампедуза
Я смотрю на этот благословенный остров каждый день. На обеденном столе – большая фотография в раме: море, остров, дорога. Вверх по скале поднимается туристическая тропа, вымощенная охристым камнем. Дальше – море цвета павлиньего пера. В центре – рыжий остров, похожий на слоистый пирог из горной породы. Остров называется Птичий, на нем живут чайки, их там – миллион. Внизу – Черепаший пляж. Раз в год этот золотой пятачок закрывают, чтобы черепахи могли без свидетелей продолжить свой род. Одну из них мы обогнали под парусами в пути из Туниса.Read more...Collapse )
Tuesday, November 22nd, 2011
3:45 am
Отличные выходные и ПМС
В субботу влюблялась на дистанции – по переписке. Исхитрилась придумать комплимент, который снаружи - как моя привычная «конструктивная оценка», а внутри – как что-то приятное и даже возвышающее. В-общем, как вы думаете: если мужчине сказать, что он – «сила» и «золото» (в контексте высокохудожественных образов!), то ему будет приятно это узнать? Read more...Collapse )
Monday, November 7th, 2011
5:37 pm
Как я ходила на вечеринку знакомств
Когда я была подростком, тридцатилетие казалось возрастом абсолютной зрелости. К этому времени жизнь должна была крепко встать на длинные рельсы: квартира, работа, муж, дети… Тогда тридцатилетие считалось пограничным рубежом для создания ячейки общества. Партнера нужно было выбрать в самом начале общественно-полезного пути. Знакомились в студенческих отрядах. Работали на заводах, а в государственные праздники делали детей. Практически все браки были равными, поэтому случались по любви. Для тех, кто не смог выполнить общественные нормативы, организовывались унылые вечера «для тех, кому за 30-ть». Посещение таких мероприятий было жестом отчаяния и признаком силы воли – как болтать лягушачьими лапами в крынке с молоком.Read more...Collapse )
Friday, October 7th, 2011
2:28 pm
Кружевные чулки
Когда я училась в 7 классе, по телевизору впервые показали «Маленькую Веру». Вокруг сюжета роились слухи и сплетни, и один только просмотр его становился актом участия в сексуальной революции. А еще это был один из редких случаев, когда мы с моей 34-летней мамой были союзницами, а не соперницами. Отец презрел мероприятие и оккупировался с цветным «Славутичем» в гостиной комнате, а мы с мамой толкались в кухне около польского черно-белого телеприемника. Мы нервничали и договорились убавить звук на той самой сцене секса, которая представляла опасность для психики обеих. Половину сюжета мы тревожно предвкушали, а в самый ответственный момент засуетились, зашарили руками по телевизору, потеряли тумблер звука и конфузливо закрывали уши руками, чтобы не слышать стоны и вздохи. Фильм мы не обсуждали, но я почему-то помню обо всем этом. Опыт совместного переживания с матерью случился по поводу героини, которая одевалась как проститутка, пила и курила. Read more...Collapse )
2:25 pm
Вчера
В час ночи я возвращаюсь из кинотеатра на машине. На обочине МКАДа дерутся мужчины. Рядом стоит машина на аварийке. Наверное, им было неудобно драться в салоне.

Над заполошным городом висит огромный кусок луны багрового цвета. Воздух тревожно носится по квартире. Может быть, завтра снова будет лето. Ненадолго, на пару дней. От этого грустно. Кот сидит на подоконнике и тревожно нюхает воздух. Может быть, он, если бы мог, улетел бы с журавлями на юг. Read more...Collapse )
Saturday, August 27th, 2011
10:37 pm
Вечер в Лионе
30 декабря 2010 года, в 7 p.m. я сижу посреди благолепной картинки, какие в фото-стоках выкладывают под тегом «Рождество в Европе»: зефирный свет сумерек, старинная площадь с ажурными лавками вдоль длинного фонтана, иллюминированные деревья и пряничная карусель в углу. Струи воды вежливо стекают в прямоугольную чашу. Мимо бредут красивые люди, разморенные праздниками. Бриз. Read more...Collapse )
Friday, August 26th, 2011
11:49 pm
Как я провела лето
... Я сижу на берегу узкого канала. Поздний вечер после душного дня. Воздух стоит, но вода превращает сирокко в бриз. Темное жидкое небо над темной густой водой - как тушь, воспарившая из бетонной чернильницы канала. В программе вечера - образцово-показательный закат: зефирные слои акварели, тающие на влажной бумаге лета. У ног – осязаемая мокрая тишина, где иногда всплескивает рыба. На другом берегу – остров. На нем – вышки для наблюдения за вёсельными гонками, вычерченные на розовом фоне. Дальше, за низкими кудрявыми деревьями - олимпийские конструкции Гребного канала: вогнутая чаша велотрека, шатер ледового дворца, спортивные трибуны, покрашенные в цвета российского флага. За ними сияет голубой подсветкой церковь... Огни качаются в воде. Коромысло Живописного моста в отражении замыкается ажурным овалом, нанизанным на фонари Новой Риги. Спальное Крылатское скатывается с холма, рассыпаясь огнями окон. Москва здесь – на безопасном расстоянии: Гребной канал – самое большое незастроенное пространство в черте города.
Сверху канал похож на длинную голубую скрепку. Его переделали из древнего московского озера специально для Олимпиады-80. На карте это пространство – чаша с водой на самых высоких холмах Москвы. По-честному «горное озеро» в городе, где ландшафт составлен из машин и многоэтажек. Идеальное место для sunset’ов и медитаций на закате. Read more...Collapse )
Thursday, June 2nd, 2011
12:17 am
Реклама медитаций
Минувшие выходные я провела на ритрите. В последний раз смогла злоупотребить служебным положением и отправиться на благословенные «фитнес-выходные с телеканалом «ЖИВИ!». Проект с Nike, над которым я морочалась месяц, перенесен на даты, когда я уже не буду иметь к этому никакого отношения. Мой трудовой договор остановил действие. Впереди – непроглядная тьма, безденежье, бытовые и моральные проблемы, а также – множественные унижения и масса страхов. Настроения – пораженческие.
У всего этого есть многосоставная предыстория, но сейчас – не об этом.
Кунпэнлинг – крутое место. Я приметила его еще три года назад, когда была там с Катей на йога-семинаре. Разноцветные флажки-лунгты, связывающие в вышине сосны друг с другом. Аскеза, пионерлагерные корпуса и жестокие комары. Но там почему-то замечательно! Read more...Collapse )
Saturday, May 21st, 2011
9:58 pm
Малая Родина
В последний вечер недельной поездки на «малую родину» - в город Уфа - я смиряюсь.
Read more...Collapse )
Saturday, May 14th, 2011
4:57 pm
Только для женщин
Мы с Лизой придумали классификацию мужчин. Вот так: скромно и по делу.
Мы прекрасно осознаем, что все мужчины – уникальны и удивительны. И никакая из заявленных ниже характеристик не способна исчерпать их многогранные личности. Но описанные группы могут составлять каждого в пропорциях: много одного и немного другого. «У каждого – свои недостатки».
Спешу заметить: данная раскладка имеет абсолютно субъективный характер.
И еще: она требует и ждет «полевых испытаний» от женщин. Попробуйте прикинуть ее на ваших знакомых и сообщите, пожалуйста, о результатах.
Другой вариант использования этой классификации: определить пропорциональное соотношение для персонального «Идеального Мужчины».

Дальше - много слов. Только для женщин. Серьезно! 
Read more...Collapse )
Monday, April 11th, 2011
1:29 am
Записки зрелой женщины
ехала на день рождения сквозь субботнюю мерзость, щелкала радиоканалами и наткнулась на монолог о любви к себе. мужчина со знакомым до эротических "бабочек в животе" баритоном объяснял заповедь "возлюби ближнего своего как самого себя". "надо любить себя! посмотри на себя в зеркало: нравится ли тебе твое отражение? - вещал он, - на некоторых смотришь и думаешь: как этот человек полюбит меня, если он не любит себя?". мне вдруг так понравилась эта мысль с другого конца предложения.
основная работа психотерапевтов связана с тем, чтобы внушить человеку его самоценность, состоятельность его души, значимость его жизни. физкультура занимается тем, чтобы человеку было приятно смотреть на себя в зеркало. женщины, которые предпочитают своей внешности все остальное, продолжают иметь возможность проводить дни в салонах красоты. впрочем, часто самовлюбленность - это авторская иллюзия, поза - умелая или нелепая, корявый способ самовнушения. любовь к себе - это много всего. это - в том числе - ценность собственного времени и эмоций. к чему это я?
передача закончилась, и ведущие сказали: "у нас в эфире был сергей мазаев". конечно, он! красавчик!
Monday, March 21st, 2011
2:22 pm
про дизайн
по дороге на работу, приближаясь к машине впереди, с умилением прочитала у нее на капоте металлическое слово "Телочки". шрифт как-будто стилизован под советский ампир. не удивилась, потому что фантазийиность московских выебонов не имеет границ. но оказалось, что это никакие не "Телочки", а кучерявое имя Maserati. тьфу
Tuesday, February 15th, 2011
8:04 pm
картинки из Франции: http://www.facebook.com/album.php?id=100001902743876&aid=24393
удовольствие написать много-много букв все оттягиваю
[ << Previous 20 ]
About LiveJournal.com